Экономика 21 века на базе Интернет-технологий

С.И. Паринов (
parinov@ieie.nsc.ru),
Т.И. Яковлева (
yakovl@ieie.nsc.ru)

Институт Экономики и ОПП СО РАН
Для вопросов и дискуссий по основным положениям данного текста см. электронный семинар на сервере РВЛЭС

Авторы выражают благодарность Татьяне Юрьевне Богомоловой, Владимиру Федоровичу Комарову, Галине  Афанасьевне Унтуре за полезные советы и замечания, которые использовались при подготовке этого текста. 
Оглавление:
Введение
Сетевая экономика на практике
Интернет-технологии
Масштабы экономической деятельности
Создание сетевых форм организаций
Создание сетевых институциональных структур
Дистанционные трудовые отношения (телеработа)
К теории сетевой экономики
Особенности сетевой экономики
Сетевая экономика - третья форма управления?
Взаимозависимость между тремя формами управления
Характер связей в сетевой экономике
Механизм координации сетевой экономики
Заключение
Литература

Введение

К концу двадцатого столетия достаточно ясно определились некоторые черты, которые, по всей видимости, станут доминирующими признаками экономики следующего века. Современные достижения в развитии глобальных информационных и коммуникационных технологий (для краткости будем называть их Интернет-технологии) привели к формированию глобальной электронной среды для экономической деятельности, что, в свою очередь, открыло новые возможности для организационного и институционального дизайна в бизнесе и других сферах социально-экономической деятельности человека.

Одно из названий этой новой среды - "сетевая экономика" (networked economy), часто упоминаемое в сочетании со словом "глобальная". В докладе, подготовленном Европейской Комиссией (см. [1]), глобальная сетевая экономика определяется как "среда, в которой любая компания или индивид, находящиеся в любой точке экономической системы, могут контактировать легко и с минимальными затратами с любой другой компанией или индивидом по поводу совместной работы, для торговли, для обмена идеями и ноу-хау или просто для удовольствия". Р.И. Цвылев (см. [2], с. 136) связывает возникновение сетевой экономики с развитием информационных технологий, что приводит к эволюции современных экономических систем, развитию нерыночных механизмов регулирования и сетевых организационных структур. "В итоге возникает своего рода безотраслевая, сетевая экономика, основанная преимущественно на горизонтальных связях" ([2], с. 141). Другой вариант определения можно найти в разделе "New economy" в [5].

Данный текст, ставит своей целью проиллюстрировать феномен возникновения сетевой экономики на примерах из реальной экономической практики развитых стран и обсудить главные моменты формирования теории сетевых форм экономического управления, которые существенным образом отличаются от уже хорошо известных рыночных и иерархических форм. В первой части этого текста описаны четыре основных процесса, которые определяют формирование и расширение масштабов сетевой экономики. Для каждого из этих процессов даны примеры социально-экономических приложений Интернет-технологий и описаны некоторые их последствия. Одно из таких приложений - дистанционные трудовые отношения (телеработа) - рассмотрено более подробно. Во второй части текста содержится обзор главных особенностей и отличий сетевой экономики, а также анализ места, которое занимает сетевая форма в ряду рыночных и иерархических форм; описание особенностей характера связей и механизма координации деятельности присущих сетевой экономики. В заключение предложено уточнение определения сетевой экономики и сформулированы основные направления развития ее теоретической концепции.

Сетевая экономика на практике

Хотя об информационной революции, информационном обществе и информационной экономике начали говорить еще в 70-х (например, Э. Тофлер и Р. Дрюкер), то, что эти футуристические предсказания уже в определенной степени сбываются, является для ученых-экономистов достаточно неожиданным событием. Об этом может говорить тот факт, что публикаций, посвященных осмыслению происходящего становления новой формы экономического порядка с позиций экономической теории пока не так и много. Тем не менее, сетевая экономика уже является статистически зарегистрированным фактом (см. ниже параграф "Масштабы экономической деятельности") и достаточно отчетливо видны процессы, которые постоянно усиливают ее влияние на мировое развитие.

Мы выделяем четыре таких основных процесса, которые каждодневно усиливают позиции сетевой экономики:

Интернет-технологии

Первым процессом, который создает технические условия для формирования и расширения масштабов сетевой экономики, является развитие и распространение Интернет-технологий. Наиболее применяемые в настоящее время виды Интернет-технологии, состоят из средств оперативного обмена и распространения информации (текстовая, звуковая, видео и т.п. электронная почта и основанные на ней групповые дискуссионные форумы), а также средств создания и поддержания информационных ресурсов (веб-страниц) в сети Интернет (см. начальную информацию об Интернет-технологиях в [14]). Эти базовые технические средства постоянно развиваются, а постоянное снижение цен на их приобретение и использование повышает доступность Интернет-технологий.

Среди новых видов Интернет-технологий, широкое применение которых ожидается в ближайшем будущем, большое влияние на сетевую экономику, на наш взгляд, окажут:

а) средства групповой работы географически распределенных участников совместной деятельности (см. обзор данных средств в [16]), которые во многих случаях позволят экономить существенные средства, связанные с территориальным перемещением людей;

б) технология "интеллектуального агента", создающая эффект постоянного присутствия в сети информационного робота, запрограммированного своим хозяином на сбор и фильтрацию необходимой информации, на поиск людей и организаций (отвечающих заданным критериям), на проведение определенной стадии переговоров с интеллектуальными агентами других участников экономики и т.п. (см. обзор в [15]) Данная технология позволит снизить информационную перегрузку участников сетевой экономики, повысить скорость и эффективность процедур установления контактов, проведения переговоров, поддержки соглашений и т.п.

Масштабы экономической деятельности

Вторым процессом формирования сетевой экономики является перенос в электронную среду сети Интернет различных видов социально-экономической деятельности.

Статистика показывает, что количество человек, подключенных к сети Интернет, живущих, главным образом, в Европе и Северной Америке и являющихся потенциальными участниками сетевой экономики, составляет в 1998 г более 100 млн. (в 1996 - 46 млн., в 1997 - 91 млн., прогноз на 2000 г - 200 млн. человек; подробнее см. [8]). Также на сегодня в Интернет находится свыше 100 млн. документов, и предсказывается, что их количество к 2000 г. вырастет до 800 млн. Согласно обзору Network Wizards на начало 1998 г. около 30 млн. компьютеров уже подсоединены к Интернет и в целом размер Интернет по этому показателю за 1997 г. вырос на 84% по сравнению с 1996 г., когда рост составил 70% (см. [42]).

Перенос традиционных видов деятельности в Интернет стимулируется различными международными и национальными организациями.

В начале 1998 г. Всемирная торговая организация приняла решение освободить от обложения таможенными пошлинами данные и программные продукты, приобретенные и доставленные с помощью Интернет (см. [11]). В это же время, Комиссия Европейского Сообщества утвердила Пятую Фрейм-Программу по Развитию Науки и Технологии на 1998-2002 годы, одной из целей которой является создание благоприятных условий для использования преимуществ Интернет-технологий частными лицами и бизнесом в Европе (см. [12]). В апреле 1997 г. прошла конференция Большой Семерки по развитию электронной коммерции (см.[13]). Некоторые страны имеют собственные специальные программы стимулирования развития сетевой экономики. Например, в США при продажах через Интернет действует мораторий на изъятие налога с продаж, который при обычной торговле составляет 5-10% от цены товара (см. [7]). В странах, входящих в Европейскую Комиссию, действуют национальные программы развития различных элементов сетевой экономики (электронной коммерции, методов дистанционной работы и т.д., см. национальные разделы на сайте [43], а также главу "Status of European telework" в [1]).

Создание сетевых форм организаций

Третьим процессом формирования сетевой экономики является процесс превращения традиционных организаций в сетевые структуры. Эти процессы захватывают всю иерархическую вертикаль в экономике (т.е. сетевая модернизация в той или иной степени затрагивает как нижний уровень, состоящий из отдельных фирм, так и образуемые ими финансово-промышленные группы, международные объединения, целые рынки).

Здесь требуется уточнить некоторые термины: поскольку любая организация по определению является сетью связей между ее участниками, то новый термин "сетевые формы организации", по мнению Джоел Подольны и Карен Пайдж (см. [39]), следует понимать как "любую группу действующих лиц (не менее 2-х человек), которая имеет повторяющиеся, длительные обменные связи между собой и, в тоже самое время, в этой группе отсутствует властный орган, уполномоченный разрешать возникающие в течение обмена спорные вопросы". Таким образом, сетевая организация в чистом виде является группой лиц, которые осуществляют процесс управления ею на коллективной и равноправной основе (подробнее об этом с теоретической точки зрения см. ниже параграф "Взаимозависимость между тремя основными формами управления").

На практике, процесс сетевой модернизации существующих организаций, как правило, означает активное использование информационных технологий, и определенное уменьшение доли традиционных иерархических форм управления за счет повышения доли коллективных форм.

Применение Интернет-технологий во внутреннем пространстве организаций, получившее самостоятельное название: "Интранет", позволяет им повысить эффективность своего функционирования. Так, например, выступая на конференции "Интернет и общество", проведенной Гарвардским университетом в мае 1998 г., председатель Совета директоров и исполнительный директор компании IBM Лу Герстнер заявил, что развитие Интернет создает возможности для роста и развития компаний, вполне сопоставимые с теми, что существовали в 1980-е годы при распространении снижения издержек и роста производительности труда (см. [30]). К этому можно добавить, что появляются возможности для конструирования новых форм организаций, функционирование которых было бы не эффективным или невозможным в традиционной экономической среде.

При создании новых сетевых форм организации, а также при модернизации существующих, разработчики, как правило, ориентируются на следующие основные потенциальные преимущества:

1. Экономия на перемещениях

Приемлемые (для уровня доходов в развитых странах) затраты на подключение к сети Интернет практически из любой точки сделали возможным уменьшение ограничивающих факторов разного географического положения участников совместной деятельности. Использование этого фактора в крупных международных корпорациях, отделения которых имеют широкую географию (например, Дженерал Дайнемикс, Ньюлет Паккард, IBM, Federal Express и др.) позволяет им экономить существенные средства на перемещении сотрудников между офисами. Другой класс примеров - создание гибких фирм и виртуальных рабочих коллективов из исполнителей, которые не привязаны к определенному офису и могут, например, с помощью систем мобильной связи поддерживать необходимый контакт друг с другом и заказчиками вне зависимости от своего географического положения (см. [18], [21]).

2. Внутрифирменное информационное пространство

Легкость, с которой пользователи Интернет могут публиковать информацию и получать доступ к созданным информационным ресурсам позволяет снизить затраты на формирование и поддержание внутренней информационной среды организации. Основанное на Интернет-технологиях внутрифирменное "информационное пространство" обладает свойствами "управляемой прозрачности": из внешней среды доступны только разрешенные информационные ресурсы фирмы, доступ сотрудников к внешним ресурсам, практически, не ограничивается. В ответ на угрозу "информационного переполнения" создаются специализированные системы распространения оперативной информации: от персональных каналов новостей, обслуживающих одного человека, до глобальных информационных служб, рассчитанных на все вкусы и потребности (см. раздел "Персонализация информации" в [21]).

3. Коллективное формирование информационных ресурсов

Простота и оперативность обмена сообщениями для групп и коллективов практически любого размера создают возможность повышения степени участия всех сотрудников в формировании внутренней информационной среды организации. Внутрифирменные Интранет-сети позволяют оперативно информировать весь штат организации о текущей ситуации в фирме, а также дают сотрудникам возможность влиять на оценку ситуации, вносить свой вклад в ее обсуждение и уточнение. Важнейшие сведения становятся доступными всем заинтересованным лицам практически мгновенно. Обратная реакция от сотрудников становится достоянием всего коллектива с минимальными задержками.

4. Внутрифирменная координация

Развитие в сети Интернет средств "коллективной работы" создало лучшие возможности для координации совместной деятельности групп людей. Это может применяться как на внутрифирменном уровне, так и на уровне глобальных рынков. Дешевые средства для организации обратных связей позволяют имитировать и проигрывать в реальном времени возможные экономические решения, в которых задействовано большое количество участников. В результате повышается точность принимаемых решений, а также улучшается координация деятельности участников в процессе реализации принятых решений. Расширение возможностей и повышение качества координации работ для различных конфигураций коллективов исполнителей изменило структуру внутрифирменных затрат: стало дешевле передавать на исполнение работы временным работникам или внешним компаниям, чем держать для этого штатных сотрудников. Данная ситуация получила название - аутсорсинг (outsourcing, см. соответствующий раздел в [5]) .

Создание сетевых институциональных структур

Четвертый процесс формирования сетевой экономики - создание сетевых вариантов "горизонтальных" экономических структур, которые обслуживают все разнообразие организаций в экономике. Часто, экономические "горизонтальные структуры" называются институциональными структурами, и интерпретируются как системы соглашений между большей частью членов общества, которые определяют общие правила для наиболее типичных видов взаимодействий людей в обществе. К таким структурам относятся: торговая и финансовая инфраструктуры, система трудовых отношений, юридическая система и т.п. Главным действующими элементами горизонтальных структур являются связи между их отдельными звеньями и единые правила работы всех звеньев. Фактически, горизонтальные структуры в экономике (так же как и рассмотренные выше "организации") уже представляют собой сети связей, которые с переносом в среду сети Интернет получают возможность работать более эффективно.

Наиболее заметные, в настоящее время, внедрения Интернет-технологий принадлежат трем следующим экономическим институтам: а)торговля; б)финансы; в)трудовые отношения.

Торговля

Модернизация торговой инфраструктуры с помощью Интернет-технологий получила название "телеторговля" или "электронная коммерция". На начало 1998 г. в Интернете действует около 3 млн. торговых сайтов. Объем продаж через Интернет в США составляет пока около 2% от общего показателя (см. дополнительные данные в [17]). В прогнозе на 2002 г. ожидается, что эта доля повысится до 10% и составит 327 млр. долларов (подробнее см. [9], [10]). Согласно оценкам одного из наиболее известных экспертов в области распространения информационных и компьютерных технологий - Николаса Негропонте, электронная коммерция может достичь уровня в 1 трлн. долларов в 2000 г. и что 70% этой суммы будут составлять транзакции между фирмами (см. [44]). В исследовании фирмы Activmedia "Real Numbers Behind Net Profits" предсказывается , что электронная коммерция к 2001 г. будет приносить 1,2 трлн. долларов. Компания Price Waterhouse прогнозирует, что, основываясь на результатах интерактивной торговли в 1997 г., объемы торговых операций между фирмами в 1998 г. будут удваиваться каждые 3-4 месяца и ожидается, что количество поступлений от потребителей, покупающих товары и услуги через Интернет, увеличится с 5 млрд. долларов в 1997 г. до 94 млрд. в 2002 г. (см. [3]). Анализ содержательных моментов применения методов телеторговли см. в [40].

Финансы

Развитие глобальных электронно-сетевых форм финансовой инфраструктуры, также как и торговой, является сейчас наиболее заметной частью сетевой экономики (см. один из лучших ресурсов по этой теме на русском языке - [45], а также статью на английском - [19]). Вот некоторые иллюстрации этого процесса:

От переноса в Интернет других видов горизонтальных структур большие ожидания связываются с модернизацией трудовых отношений путем придания им сетевых форм. На сегодняшний день в сфере использования дистанционных контактов между работодателями и исполнителями наблюдается активное развитие технических средств и формирование адекватных новым возможностям норм поведения сторон. В России эти новые возможности пока известны хуже ранее рассмотренных, поэтому предлагается более подробное описание данных инноваций

Дистанционные трудовые отношения (телеработа)

Дистанционные отношения между работодателем и его сотрудниками, иначе называемые телеработой или телекоммьютингом, являются частью процесса децентрализации рабочей деятельности во времени и пространстве (см. [18]). Общим элементом телеработы во всех ее проявлениях является использование телекоммуникаций, компьютеров, а также Интернет-технологий для изменения принятой географии работы. Компьютеры в данном контексте служат скорее для трансформации результатов работы в формы, которые могут передаваться "по проводам" компьютерных сетей. Так, например, дизайнер, сделавший свой рисунок от руки, может отсканировать его и с помощью компьютера отослать клиенту или заказчику. С другой стороны, если рисунок черно-белый, он может просто послать его по факсу, и такой вид деятельности также будет именоваться телеработой.

Одним из наиболее распространенных видов является телеработа "на дому", главная особенность которой - выполнение работы у себя дома вместо перемещения в офис на период рабочего дня. Кроме этого, телеработа может иметь множество других форм и характеристик. Например, кочевая телеработа, офшорная телеработа, концентрированная телеработа, и др. (см. подробнее, [18]).

С технической стороны телеработа становится возможной благодаря во-первых, уменьшению стоимости и увеличению производительности компьютеров и телекоммуникаций на стороне пользователей; во-вторых, достаточной развитости технических средств и сервиса открытых электронных сетей, включая Интернет, т.е. среды, которая позволяет пользователям взаимодействовать; в-третьих, растущей готовности работодателей и лиц, нанимающихся на работу изучить эти новые возможности для достижения успеха в их бизнесе или проекте.

Исторический экскурс.

Первоначально появился термин "теледоступ" или "телекоммьютинг" (telecommuting), который был введен Джеком Найллсом (США) в 1976 г. чтобы обозначить некий тип дистанционной работы по договору (см. [18]). Термин "телеработа" был введен в употребление Европейской Комиссией в конце 80-х. Сам Джек Найллс так комментирует отличие двух терминов: "Сейчас я являюсь телерабочим, а не телекоммьютером, т.к. работаю целиком дома и мой дом является центром нашей компании. Когда я был телекоммьютером, я работал для других работодателей, офис которых находился на расстоянии" (из дискуссий в электронном форуме ЕТО, см. [32]).

Интерес к концепции телеработы возник после первых нефтяных кризисов (в начале 70-х годов). В целях экономии энергоресурсов появились предложения использовать потенциал информационных технологий для замены реальных переездов электронными коммуникациями и уменьшения, таким образом, использования транспорта. Джек Найллз провел ряд сравнительных обследований теле- и обычных рабочих, в основном, служащих. Полученные результаты подтвердили эффективность телеработы (производительность труда и качество работы не снижались, а зачастую оказывались выше, чем при традиционной офисной организации), и снижение транспортных и энергетических затрат (меньше использовался автомобиль для поездок на работу, экономились затраты на офисное пространство и потребление электроэнергии). Кроме того, телеработающие лучше справлялись с проблемами сочетания работы, личной и семейной жизни.

В Европе одним из главных популяризаторов телеработы с 1989 г. является Комиссия Европейского Сообщества. Ее интерес к телеработе был связан с необходимостью реформ в области общей сельскохозяйственной политики и стимулирование роста не-сельскохозяйственных видов занятости в сельских районах. В 1993 был выпущен документ "Рост, конкурентоспособность, занятость - проблемы и пути в 21 век", в котором Комиссия среди приоритетных направлений развития в Европе Информационного Общества упоминает и телеработу.

Так же в 1989 году голландское Министерство Транспорта заинтересовалось развитием телеработы для дальнейшего планирования транспортной политики, а некоторые страны ЕС (например, Италия, Швеция, Австрия) последовали примеру голландских коллег. Как правило, лидерами в продвижении программ по телеработе становятся большие компании, сами вовлеченные в развитие средств телекоммуникации и информационных технологий.

На сегодня, почти в каждой стране ЕС создана или создается ассоциация по телеработе. Такие ассоциации разнообразны по форме (некоторые являются торговыми отделениями компаний, заинтересованных в телеработе, другие объединяют компании, государственные учреждения, научные сообщества и людей, имеющих такие же интересы, третьи - сочетают вышеупомянутую активность с попытками организации рынка телеработы и т.п.). Общая черта этих ассоциаций - они предоставляют возможность контакта всем лицам и организациям, заинтересованным в телеработе, и удовлетворяют интерес общественности и средств массовой информации о новых способах работы, организации занятости, и стиля жизни.

Статистика и примеры по телеработе.

К 1995 году в Европе было около 1 млн. 380 тыс. телеработающих, а в 1997 - более 2 млн. (см. [1]). В США в 1995 г. около 8 млн. человек, а в 1997 г. - более чем 11,1 осуществляют телекоммьютинг из дома [36]. Есть оценки, что к 2002 г. в Европе может быть более 15 миллионов рабочих мест для телеработающих, а к 2007г. - до 40 миллионов (см. [35]). В США к началу нового тысячелетия ожидается рост числа дистанционных рабочих (телекоммьютеров, телерабочих) до 13-14 млн. человек (см. [36]), по другим оценкам эта цифра может быть 50-60 миллионов человек. По оценкам Дж. Найллса к концу 2000 г. в США около 18% рабочей силы будут пользоваться теледоступом по меньшей мере один день в месяц. И это даст видимый эффект, например, в транспортной нагрузке городских районов. (см. [33], [34]).

Примеры интернационализации работы с использованием методов телеработы [37]:

Что может дать телеработа работодателю и компании: экономию затрат (на помещение, персонал, и т.д.), применение гибкой организации и гибкого штата, увеличение производительности (устранение помех для работы, существующих в офисе, сокращение потерь времени на переезды), новая мотивация (рост доверия между нанимателем и работником), улучшенное обслуживание заказчиков (круглосуточно, без оплаты сверхурочных).

Телеработа способствует замене постоянного штата временными исполнителями (outsourcing), при этом многие виды работ могут выполняться за тысячи километров от офиса и даже пересекать национальные границы разных стран. Можно сказать, что телеработа включает и деятельность "распределенных рабочих групп", с помощью которых, например, инженерно-конструкторская компания, используя три (или более) группы специалистов в различных временных зонах, организует круглосуточную работу над срочными проектами, где каждая группа передает следующей группе для продолжения полученные к концу своего рабочего дня результаты.

Есть и противопоказания к применению телеработы. Некоторые компании имеют системы менеджмента и общий уровень культуры, которые еще не могут быть адаптированы к предлагаемому телеработой уровню гибкости. Многие менеджеры не уверены в своих возможностях "управлять на расстоянии" и не верят в соответствующие способности своего персонала, а, следовательно, они считают, что при работе на дому служащие будут склонны недорабатывать. К тому же не все рабочие задания могут быть хорошо осуществлены в распределенной, самоуправляемой среде. Существует много заданий, выполнение которых значительно выигрывает от тесных взаимодействий в группе исполнителей, собранных вместе в одной комнате, или от синергетики интенсивно сотрудничающих групп. В некоторых видах обслуживания клиентов или деятельности по продаже важную роль играет дух команды и внутренние мотивации, которые наилучшим образом генерируются лидерами и менеджерами при личном контакте с исполнителями. Существует, также, мнение, что высокая доля чиновничьей работы может быть хорошо выполнена только под интенсивным контролем.

Что может дать телеработа индивиду: уменьшение времени и затрат на транспорт, улучшенные возможности для работы, лучший баланс между семьей и работой, участие в общественной жизни (при обычной жизни много времени тратится на дорогу, не хватает на местные общества и комитеты, особенно для людей живущих в сельской местности), сохранение навыков (можно не оставлять работу когда нужно ухаживать за ребенком или близкими, быть вовлеченным в работу фирмы и сохранять навыки и квалификацию), гибкий график работы (свобода начинать и заканчивать работу с наилучшими условиями для продуктивной работы). Индивиды, которые изучают и применяют навыки поведения в сетевой экономике, имеют новые возможности, следующие из более широкой сети "полезных связей и контактов", а также от лучшего доступа к ключевой информации.

Одно из следствий технического и социального прогресса - возможность для многих людей жить так, как раньше жили лишь немногие, и свобода перемещений и свобода выбора места работы, которые дает телеработа, входят в эти преимущества. Телеработа предоставляет новые возможности, как горожанам, так и людям, живущим в сельской местности. Сейчас, например, менеджеры высокого уровня, которые раньше переезжали из Европы в Америку, поскольку их уровень требовал присутствия в американской "штаб-квартире", могут жить в любом месте, расположенном вблизи аэропорта и имеющем доступ к Интернет-технологиям.

Однако, телеработа на дому иногда является неудобной для тех, кто имеет не очень сильные личные мотивации и не является достаточно самостоятельным, т.е. для этих людей может требоваться внешний контроль. Существуют также случаи, когда молодые люди впервые начинают работать и им может на первых порах требоваться общение с коллективом для более быстрого приобретения необходимого опыта. Для некоторых людей необходимость "ходить на работу" является важной частью их жизни, а "место работы" - возможностью обзавестись друзьями и совершенствовать свои социальные навыки и контакты.

Социально-экономические выгоды общества от массового применения средств телеработы:

а) Уменьшение транспортных проблем, общих передвижений и связанных с этим загрязнений окружающей среды. Телерабочие обеспечивают существенное снижение общего автомобильного трафика. В Калифорнии и некоторых других штатах существуют законодательные и финансовые программы стимулирования телеработы как части компании против загрязнения окружающей среды;

б) Лучшие возможности для работы и занятости - потенциально, телеработа может позволить людям в районах с высокой безработицей получить доступ к возможностям для работы, которые возникают в любом районе мира. Для того, чтобы этим пользоваться существуют две возможности: первое - индивиды должны иметь квалификацию, на которую есть повышенный спрос, а также, хорошо развитые личные навыки в электронных сетях, что позволит им попасть в поле зрения работодателей; второе - местное сообщество должно сделать определенные шаги, чтобы создать свой подробный профиль в информационном пространстве сети, для того, чтобы создать возможности "дистанционной работы" для своих жителей;

в) Доступ к работе людям с ограниченными возможностями или находящимся в заключении, которым телеработа может дать возможность работать, обучаться и общаться. Это люди, имеющие специфические проблемы, например, ограничения по здоровью, не позволяющие им передвигаться или иметь нормальный рабочий день; одинокие родители, которые не имеют возможность оставить ребенка; люди, ухаживающие за пожилыми или больными родственниками).

Законодательное обеспечение телеработы.

Для законодательного обеспечения конкретизации и детализации телеработы в практических ситуациях государственные и общественные организации разрабатывают правила и регулирующие документы. В США, например, уже есть целый ряд таких документов: ADA - Акт по правам американцев, имеющих ограниченную трудоспособность; EEO - Возможности равного трудоустройства; FLSA - Акт по справедливым трудовым стандартам; LMRA - Акт по взаимоотношениям исполнителей и менеджеров; SOHO - правила по малому офису/домашнему офису и др. акты и правила регулирования, см. [38]. На сегодня, американские суды скорее благоприятно оценивают право работника на дистанционную работу, если такая работа обычно выполняется вне офиса, или если она может быть выполнена без потери эффективности и продуктивности. Известны, например, прецеденты предоставления права на дистанционную работу людям с ограниченными возможностями (инвалидам).

Итак, сетевая экономика становится все более заметной, поскольку получают широкое применение Интернет-технологии, люди во все большей степени заменяют традиционные формы деятельности новыми, основанными на использовании Интернет-технологий, при этом они создают сетевые формы организаций и адаптируют различные общеэкономические инфраструктуры к новым возможностям глобальных сетей.

К теории сетевой экономики

Если сетевая экономика - качественно новая форма экономического порядка, которая начинает вытеснять иерархические и рыночные формы из обслуживания экономических отношений в обществе, то от экономической теории потребуются ответы на очевидные вопросы: На такого рода вопросы рано или поздно придется искать ответы. Рассмотрим, что об этом известно на сегодняшний день.

Предыстория

Предшественницами глобальной сетевой среды были внутрифирменные и корпоративные информационные сети, создаваемые в результате встраивания информационных технологий в процесс функционирования организаций. Бум создания корпоративных информационных систем пришелся на 80-е годы. Тогда же западные исследователи экономической эффективности внедрения информационных технологий обнаружили "парадокс производительности" (см. [22], а также раздел "Productivity paradox" в [5]), означающий, что в результате этих внедрений производительность на объекте возрастает очень не значительно. Новые исследования проведенные в 1996-97 гг. дали объяснение этому парадоксу: эффект от внедрения проявляется в большей степени в другом качестве, например, в увеличении потребительской ценности производимого продукта, в ускорении экономического роста и т.п.

Главный вывод из этого результата - удачное использование информационных технологий превращает организацию в сетевую структуру, что дает ей новое качество, статистически прямо не сопоставимое с ее предшествующей традиционной формой существования. Главный выигрыш от этого состоит в улучшении использования всех ресурсов организации, повышении ее гибкости и адаптивности к внешним и внутренним проблемам, повышение качества принимаемых решений и как следствие - более высокая конкурентоспособность [22].

Особенности сетевой экономики

Дальнейшее развитие и глобализация информационных технологий в 90-х годах выпустили "джина" качественных изменений из внутрифирменного пространства в среду национальных экономик и дальше - в международную экономическую среду.

Как эта глобализация реализуется на практике, описано выше в виде четыре основных направлений внедрения Интернет-технологий, осуществляемого индивидами и организациями. Эти процессы микроэкономических инноваций, конечно, проявляются и на макроуровне, сказываются и на свойствах экономики в целом.

Иллюстрацией последствий внедрения Интернет-технологий с точки зрения экономической системы в целом могут служить, предложенные Кевином Келли, 12 новых особенностей (или правил) современной экономической среды, которые, по его мнению, означают, что сетевая экономика является реальностью, которую нужно учитывать в практической деятельности: "те, кто играют по новым правилам будут процветать, те, кто их игнорирует - нет" (см. [4]).

Эти новые особенности сетевой экономики требуют учета в практической деятельности следующих новых моментов:

1. Электронные чипы стремительно миниатюризируются, дешевеют, и проникают повсюду. Наращивание разнообразных и многоуровневых связей между этими внедряемыми всюду "желатиновыми бобами" (jelly beans), приводит к образованию среды тесно связанных друг с другом чипов, испускающих непрерывный поток мини-посланий ("Пора открывать", "Начинай работу", "Осталось мало воды", "Ступай сюда" и т.д. и т.п.), которые будут расходиться сверх-подвижными волнами. Сетевая экономика вовлекает все новых участников: программные агенты, роботы, приборы и машины, а также несколько миллиардов людей. Все будут связаны со всеми.

2. В сетевой экономике ценность продуктов труда вытекает из их множественности, подобно тому, как ценность факс-машин растет при увеличении количества людей, которые ими владеют. Появление в сети немногих дополнительных объектов может существенно увеличить позитивный эффект для всех пользователей. Эта черта сетевой экономики прямо противоречит двум из наиболее фундаментальных аксиом эпохи индустриальной экономики: 1)ценность связана с редкостью и; 2)изобилие вещей снижает их ценность.

3. Ценность участия в сетевой экономике растет экспоненциально от роста числа участников. Этот рост "засасывает" в сетевую экономику все новых и новых участников. Примеры такого роста наблюдаются для корпораций Микрософт, Федерал Экспресс, для распространения факс-аппаратов и по отношению к самой сети Интернет.

4. Любой экспоненциальный рост имеет "точку перелома", после которой рост бизнеса, производства или самой сети превращается в лавинообразное событие. Присущие сетевой экономике низкие постоянные затраты, несущественные предельные затраты и быстрое распространение продукции уменьшают временной интервал, который обычно требуется пройти до начала быстрого роста в индустриальной экономике. Уменьшение времени на "раскрутку" означает для всех участников экономики необходимость повышения внимания к происходящим событиям, с тем, чтобы не пропустить момент, когда тот или иной процесс, инициативу или инновацию уже необходимо принимать всерьез.

5. Основной закон работы сетей известен как закон возрастающей отдачи. Но в отличие от индустриальной экономики, где возрастание отдачи является результатом титанических усилий отдельных компаний и им же достаются все выгоды от этого, сетевое увеличение отдачи создается всей сетью и распределяется в ней между всеми. Агенты, пользователи, конкуренты вместе создают ценность сети, хотя результаты увеличения отдачи могут быть распределены и неравномерно между ними.

6. Постоянно дешевеющие чипы, которые при этом обладают высоким качеством и производительностью, встраиваются в разрастающуюся сеть и это, прямо или косвенно, ведет к созданию более совершенных версий сетевых коммуникаций. Цена на передаваемый бит уменьшается по асимптотической кривой по направлению к нулевому уровню, конечно, его не достигая. Кроме того, цены транзакций, а также единиц информации, снижаются по той же траектории. Все объекты, которые можно скопировать, осязаемые и неосязаемые, приспосабливаются к закону инверсионного (обратного) ценообразования и становятся дешевле по мере их совершенствования. Следует изобретать объекты быстрее, чем они станут привычным товаром. В сетевой экономике можно рассчитывать на то, что лучшее удешевится, и это открывает горизонты для нового, которое пока дорого.

7. Если услуги становятся тем ценнее, чем они многочисленнее (пункт №2), и если они стоят тем меньше, чем они становятся лучше и важнее (пункт №6), то, продолжая эту логику, можно сказать, что самые ценные вещи должны быть те, которые бесплатны. Электронные копии почти ничего не стоят, а ценность возрастает пропорционально при их умножении, порождая все большую потребность в них. Когда важность и незаменимость продукта установится, компания может продавать дополнительные услуги или делать апгрейд (улучшать), что позволяет следовать и далее курсом щедрости и поддерживать этот магический круг. Вдобавок, единственный фактор в мире, становящийся действительно редким ресурсом - это внимание. Выбрасывая на рынок бесплатный продукт, вы приковываете долю человеческого внимания, которая приведет к доле рынка. И то, что сегодня бесплатно, завтра приобретет ценность, включая новые навыки и знания (сетевые, в первую очередь).

8. Отсутствие четкого центра и четких границ, характерное для сети, сопровождается энтузиазмом пользователей по отношению к "открытой архитектуре" и влияет на перемещение фокуса компаний с максимизации собственно внутренней прибыли на максимизацию инфраструктуры в целом. Направляйте энергию на развитие всех компонентов - пользователей, разработчиков, производителей компьютеров и т.д., а не на один лишь продукт, иначе, не развивая сеть, проиграете. Ключевым становится развитие сетевых стандартов, преданность стандартам, а не фирме. Компании, держащие эти высоты, выиграют максимально. Но вслед за их преуспеванием, преуспеют все участники сети.

9. Разнообразная, интерактивная и в высшей степени пластичная сетевая экономика напоминает биосистему, в которой жизнь кипит - возникают новые ниши и тут же исчезают, конкуренты оказываются то впереди тебя, то позади. Организациям приходится постоянно видоизменяться, чтобы не оказаться в положении "лучший в мире эксперт в быстро отмирающей технологии". Приходится жертвовать совершенством и приспособленностью к сложившемуся рынку и становиться пусть менее совершенным и приспособленным, но более гибким и децентрализованным, и уметь на самом пике успеха вовремя "провести демонтаж" продукта или целого сектора и устремиться к новому пику.

10. Происходит замещение "тяжелых и материальных" субстанций "легкими и информационными", т.е. замещение традиционных материалов сверхлегкими со встроенными электронными чипами (в автомобилях, например, и др. технике), благодаря чему вещи как бы теряют массу, "умнеют", обмениваются информацией, легко управляются и становятся членами сетевой экономики. По оценке Николаса Негропонте, сетевая экономика достигнет к 2000 г. объема 1 триллион долларов и впитает в себя дизайн, производство и управление, основанные на логике сетевой экономики и могуществе всюду проникших чипов. Экономика и коммерция как бы "впрыгнут" в Интернет и все транзакции и объекты будут подчиняться сетевой логике.

11. Как в биологических системах не существует равновесия и новые виды постоянно замещают старые и находятся во взаимодействии с окружающей средой, так и сетевая экономика переходит от просто изменений к "взбалтыванию" всех и вся. Старое быстро разрушается и возникает новое и так вновь и вновь. Генезис парит над хаосом. Люди, управляющие большими сетями знают, что устойчивая жизнеспособная сеть высокой сложности требует само-провокаций для выведения из равновесия. Сетевая экономика также должна балансировать на кромке хаоса и самообновляться. Оборотной ее стороной будет постоянное отмирание индивидуальных компаний по мере их устаревания и отставания, а также стремительное замещение форм и видов работ у занятых. А карьера потребует появления все новых навыков и усвоения новых правил игры. Конечно, способность сетевой экономики порождать все новые формы может утомить, и люди будут воспринимать необходимость постоянных изменений как некое насилие. Однако задачей сетевой экономики будет демонтаж индустриальной экономики и создание гибкой сети новых организаций и новых форм организации.

12. Парадоксально, что рост технологии вовсе не приводит к росту производительности. Но не стоит зацикливаться на производительности, об этом должны заботиться роботы. В эпоху, когда машины будут обеспечивать производство и делать "черную" работу, для человека вопрос "как сделать эту работу правильно и хорошо" сменится вопросом " какая работа, которую следует делать, правильна и хороша". Измерить традиционными мерками продуктивность открытий и творчества невозможно. Не решайте проблемы, ищите новые возможности. Сетевая экономика играет на руку человеческим устремлениям: повторы, копирование, автоматизация обесцениваются, а оригинальность, воображение, способность к творчеству растут в цене.

Возможно, не все из этих 12 правил на самом деле окажутся адекватными новым условиям, но главный вывод, который из них, на наш взгляд, следует - нас ждут действительно радикальные изменения по отношению к действующим в настоящее время рыночным и иерархическим моделям экономического поведения индивидов и организаций.

Сетевая экономика - третья форма управления?

В какой степени сетевая экономика отличается (или будет отличаться) от экономики двадцатого столетия, в которой властвовали рыночные и иерархические формы? В чем отличие ее механизмов от уже известных исследователям "невидимой руки" рынка и "видимой руки" менеджера компании? Чтобы ответить на эти вопросы необходимо сравнить принципы организации и работы сетевой формы с рыночной и иерархической формами управления.

Нам известна одна из попыток теоретического осмысления проблем, которые возникают в традиционных рыночных представлениях современной экономической науки в ответ на проявление в реальной экономике отмеченных выше особенностей сетевой экономики. Эта работа принадлежит Брадфорду Де Лонг и Майклу Фрумкину (см. [6]). Их основное утверждение - "современные технологии начинают подрывать свойства, которые делают Невидимую Руку рыночной системы эффектным и эффективным средством для организации производства и распределения продукции" ([6], c.2). В первую очередь это касается следующих трех основ рыночной системы: 1)исключительность, понимаемая как способность продавцов заставить потребителей стать покупателями; 2)соперничество, как наличие производителей выполняющих одну и туже операцию с разными затратами; 3)прозрачность, означающая, что индивиды ясно понимают что им нужно и что имеется на продажу, т.е. они достоверно знают то, что они хотят купить.

Данные основы отлично соответствовали экономике времен Адама Смита, они все еще хорошо соответствуют современной экономике, но имеются наблюдения, что они будут достаточно плохо соотноситься с будущей экономикой (см. [6], с. 2).

В свою очередь, иерархические формы управления в сравнении с сетевыми структурами проигрывают последним, по мнению Джоел Подольны и Карен Пейдж (см. [39], стр.4), по следующим параметрам: Дополнительную информацию о преимуществах использования сетевых форм вместо иерархических см. выше в разделе, посвященном третьему процессу формирования сетевой экономики.

Экономические преимущества сетевых форм этими же авторами описываются следующим образом: "Созданием лучших коммуникаций, чем это может сделать рынок, сетевые формы организации облегчают лучшую координацию перед лицом изменений, значимость которых не может быть полностью передана или понята через ценовые сигналы. В это же время, в следствие того, что границы сетевых форм организации обычно более легко управляемы, чем границы иерархий, более легким являются модификации композиции сетевых организаций (С.П.: реструктуризация) как ответная реакция на эти изменения." (см. [39], стр. 8).

Таким образом, складывается представление, что начинающаяся экспансия сетевых структур будет разрушать рыночные регуляторы и вытеснять иерархических способы управления из внутренней среды организаций. Те же авторы, перефразировав знаменитый полемический вопрос Коуза из его Теории Фирмы ("зачем нужен рынок, если есть фирма"), предложили новый вариант "основного вопроса", на который должна сейчас ответить экономическая теория: "если сетевая форма управления может давать лучшее обучение, расширенную легитимность и престиж, лучший контроль над внешней средой, и лучшие экономические результаты, почему сохраняются рынки и иерархические структуры." (см. [39], стр. 8).

Считается, что главным отличием сетевых форм управления от рыночных и иерархических является: а) длительность связей между агентами, которые б) регламентируются этими же агентами без участия вышестоящей власти. Соответственно, в рыночных отношениях присутствует пункт "б", но отсутствует первый пункт, т.к. рыночные взаимодействия в чистом виде основаны на эпизодических связях, создаваемых для целей обмена и заканчивающихся сразу после осуществления транзакции. В иерархических структурах связи могут длиться дольше, чем на рынке, но они регламентируются вышестоящей властью (см. [39], стр. 2). Прежде, чем рассмотреть подробнее отмеченные выше характеристики сетевой экономики (характер связей и механизм координации) проанализируем условия сосуществования и некоторые взаимозависимости между сетевой, рыночной и иерархической формами управления.

Взаимозависимость между тремя формами управления

Не секрет, что рассматриваемые нами сетевые формы управления всегда существовали в экономике, правда, до сих пор они занимали едва заметное место. Можно сказать, что Интернет-технологии создают в экономике среду жизнедеятельности аналогичную тому, что существует в малой группе или общине, все члены которой знают друг друга и имеют между собой прямые контакты. Известно, что общинная экономическая среда позволяет устанавливать длительные прямые связи "всех со всеми", при этом участие в их регулировании каких-либо общинных властей может быть минимальным.

Интересно, что многие исследователи прямо противопоставляют экономику типа общинной, основанной на прямых связях, тому образу экономического порядка, который сложился в 19-20 столетиях. Так, например, Пол Хейне пишет: "[традиционные представления экономической науки] мало помогают нам понять взаимоотношения людей в семье или в другой малой группе, все члены которой хорошо знают друг друга и сотрудничают на личной основе" (см. [26], с. 700). Хейлбронер приводит высказывание Хайека, что становление рынка (капитализма) в процессе социальной эволюции связано с переходом от организованной маленькой группы людей, находящихся в непосредственном контакте друг с другом, к расширенному экономическому порядку" (см. [27], с. 13). Повидимому, в начале 21-го века социальная эволюция заканчивает свой очередной виток и современная экономическая система может скоро оказаться в той точке, когда "расширенный экономический порядок" будет базироваться на сообществе людей, "находящихся в непосредственном контакте друг с другом".

С исторической точки зрения, рыночная и индустриальная (иерархическая) формы управления появились после общинной и поэтому могут считаться результатом социальной эволюции последней, хотя, как это было отмечено выше, по ряду параметров общинная-сетевая форма должна бы быть более эффективной.

Логично предположить, что рыночные и иерархические формы возникли в ответ на не способность общинной (сетевой) формы управления обеспечить эффективное обслуживание системы разделения труда, когда оно стало выходить за рамки общины. Причина - ограниченные возможности средств коммуникаций и систем обмена информацией того времени, которые не обеспечивали более широкому кругу людей тот уровень обмена информацией, который необходим для нормальной работы общинной экономики.

В результате социальной эволюции были найдены системы управления, которые смогли координировать деятельность больших групп людей, чем отдельная община, потому что для своей работы требовали меньших коммуникаций и менее интенсивного обмена информацией. Так, например, иерархическая форма управления основана преимущественно на выборочном и одностороннем информационном обмене (главным образом между руководителем и исполнителями), поэтому при том же уровне средств обмена информацией она позволяла управлять большим количеством людей, чем общинная форма. Рыночная форма сужает обмен информацией до распространения "ценовых сигналов" и поэтому предъявляет еще более скромные требования к обмену информацией между участниками рыночных обменов, чем иерархическая. При том же уровне коммуникаций она позволяет регулировать совместную деятельностью еще большего количества людей.

Для более наглядного представления взаимозависимости данных трех форм управления рассмотрим некоторую условную картину экономического мира, главной особенностью которой является гипотеза о существовании различий в параметрах информационного обмена между участниками совместной экономической деятельности. Представим, что экономическое пространство, по которому как-то распределены участники совместной деятельности, имеет отличную от нуля информационную проницаемость. Конкретные значения информационной проницаемости определяются уровнем развития средств коммуникаций и обмена информацией и означают, что информация из точки А в точку Б данного пространства доходит за определенной время, которое тем больше, чем больше "расстояние" между этими точками в соответствии с топологией распространения в нем информации. Чем больше время распространения информации, тем выше вероятность ее устаревания по причине постоянных изменений состояния экономического пространства в каждой его точке. Устаревание информационных потоков в процессе их распространения по экономическому пространству обесценивает информационный обмен между удаленными точками.

Допустим, распределение информационной проницаемости в пространстве экономической системы - однородно. С точки зрения отдельного "наблюдателя", находящегося в некоторой точке А экономического пространства, остальные участники экономической системы распределяются вокруг него по трем концентрическим зонам.

Пусть первая группа находится внутри радиуса Ro, равного максимальному расстоянию от точки А при котором все еще возможен достаточно интенсивный обмен информацией необходимый для использования общинной формы управления.

Тогда вторая группа находится за пределами радиуса Ro, но внутри границы с большим радиусом Re. Пусть расстояние Re является максимальным, при котором возможен информационный обмен достаточный для функционирования иерархической формы управления. Все участники второй группы могут потенциально установить с "наблюдателем" иерархические отношения, но уже не могут - общинные.

Третья группа находится за пределами расстояния равного радиусу Re и, следовательно, "наблюдатель" может взаимодействовать с ними на основе еще менее требовательной к информационному обмену формы управления. Рынок как раз и является такой формой.

По принципу вложенности, каждая более близкая к наблюдателю зона допускает использование форм управления относящихся к другим более удаленным зонам, но не допускает в обратном направлении. Таким образом, в ближней к наблюдателю зоне могут применяться все формы управления, а в дальней - только одна - рыночная.

С развитием средств обмена информацией происходит увеличение длины радиусов Ro и Re и, следовательно, границы зоны, где могут применяться общинные и/или иерархические формы управления, расширяются. Если допустить, что размеры экономического пространства постоянны, то расширение общинной и иерархической зон приводит к сокращению зоны рыночной формы управления. Другими словами, развитие Интернет-технологий и расширение сетевой экономики в первую очередь вытесняет рыночные формы управления из экономики.

Если теперь вернуться к упомянутому выше "основному вопросу" от Джоел Подольны и Карен Пейдж [39], то с точки зрения нашей гипотезы о зависимости использования различных форм управления от информационной проницаемости среды, ответ на этот вопрос может выглядеть так: общинная (сетевая) форма управления - наиболее эффективна для обслуживания взаимодействий на коротких расстояниях; иерархическая - средних; а рыночная - длинных и сверх-длинных.

Все вместе, они обеспечивают координацию деятельности всех участников экономики, распределенных по всему ее пространству.

Характер связей в сетевой экономике

Первой из упомянутых ранее главных особенностей сетевой формы управления является наличие прямых длительных связей между всеми участниками совместной деятельности. Создание такого рода связей, как правило, требовало, либо компактного географического расположения участников, либо больших затрат ресурсов и времени на организацию информационных каналов и обеспечения взаимопонимания участников. Однажды созданные, сети таких связей представляли собой ценный "редкий ресурс", доступ к которому давал определенные преимущества одним группам агентов над другими, которые такой доступ не имели.

Современные массовые децентрализованные применения Интернет-технологий для установления и использования экономических связей показали, что параметры географического расположения агентов и экономических ресурсов (например, "удаленность" и "доступ к ресурсам") должны быть заменены на параметры их подключения к сети (сетевой доступ). Таким образом, затраты для преодоления географических пространств заменяется в сетевой экономике на затраты подключения к сети и на организацию эффективного сетевого доступа. Так, доступ к ресурсам требует наличия у них дистанционных регуляторов для изменения их состояния через сеть. Для агентов - наличие в сети их информационного образа и существование постоянно поддерживаемой взаимооднозначности между этим образом и реальным агентом.

Если сетевой доступ к экономическим объектам и агентам обеспечен, то проблема установления и поддержания нужных связей между ними в сетевой экономике превращается в проблему организации эффективного процесса непрерывных контактов и обмена информацией. Можно сказать, что в этой ситуации сети связей теряют такое свое качество как "редкий ресурс", поскольку в фундамент сетевой экономики уже встроены связи "всех со всеми". Таким образом, одно из отличий среды жизнедеятельности агентов в сетевой экономике от рыночных и иерархических форм - в том, что связи сами по себе ценности больше не представляют. Однако ограниченным ресурсом по-прежнему остается то, ради чего агенты устанавливают между собой эти связи: место в системе разделения труда, на котором данный агент представляет для экономической системы максимальную ценность и, следовательно, получает от участия в совместной деятельности максимально возможную для себя выгоду.

Механизм координации сетевой экономики

Второй (из ранее упомянутых) главной особенностью сетевой формы управления является отсутствие вышестоящей власти, которая могла бы вмешиваться в процессы управления. Все проблемы согласования своей деятельности, в этом случае, агенты решают между собой на равноправных условиях. Если на рынке действиями агентов управляет "невидимая рука" с помощью "ценовых сигналов", а в иерархической организации - "видимая рука" менеджера, то про детали работы механизма координации в малой группе пока известно не очень много.

Модель координации совместной деятельности, основанной на прямых равноправных связях, имеет близкие аналоги, например, в политологии: "...сами индивиды осознают свою взаимозависимость и в состоянии предвидеть характер зависимости собственных действий от тех, что предпринимаются окружающими. ...Индивид i выбирает действие А, поскольку предполагает, что остальные действующие лица - j, k, и т.д. выберут действия B, D и т.п." (см. [28], с. 28).

Свойственный сетевой форме управления высокий уровень осознания агентами своей взаимозависимости требует описания того, как этот феномен возникает и поддерживается. В общих чертах об этом известно, что, непрерывно обмениваясь между собой информацией, агенты участвуют в коллективном формировании образа их возможной совместной деятельности, в котором определяется содержание их деятельности, а также место каждого агента в системе распределения труда между ними. При определенных обстоятельствах, текущее состояние информационного образа совместной деятельности начинает считаться приемлемым для практической реализации и агенты производят соответствующую переконфигурацию сетей связей. Так, например, меняются производственные связи, по которым распространяются промежуточные результаты производственной деятельности агентов (в соответствии с технологическими цепочками). Также, могут меняться распределительные связи, по которым конечные результаты труда от их коллективной деятельности возвращаются к агентам в виде ресурсов для поддержания их жизнедеятельности.

Для того, чтобы в малой группе отдельный агент мог "осознать" возможность своего участия в ее деятельности и "предвидеть" возможные выгоды и степень заинтересованности группы в его действиях, он должен иметь достаточно полную картину о возможностях и намерениях остальных агентов группы. Учет этого обстоятельства применительно к условиям прямых связей между агентами в малой группе может быть реализован включением в модель поведения агента его, так называемой, "ментальной модели" (см. [29], с. 360), которая содержит полученные им из внешней среды информационные образы других действующих лиц, а также образы доступных ему фрагментов экономической системы.

Ментальная модель "нужна" агенту, чтобы проигрывать свои возможные действия и принимать решения, но она будет работоспособна для обеспечения присущего общинным формам высокого уровня взаимозависимости действий независимых и равноправных агентов только если существует механизм непрерывного поддержания ее в актуальном состоянии. Для этого информационные образы агентов-партнеров в ментальной моделе должны иметь хорошие связи с реальными партнерами, которые в условиях малой группы формируются у носителя ментальной модели через прямые контакты с партнерами. В этом случае, о ментальной моделе можно говорить как о некоторой коллективно поддерживаемой субстанции, которая уже не принадлежит единолично отдельному агенту, хотя она и может существовать только в его сознании. Начиная с определенного уровня развития информационных технологий ментальная модель может быть отчуждена от агента на определенном информационном носителе, после чего она уже является одним из объектов среды обитания агентов.

Предположим, что уровень развития информационных технологий позволяет произвести агенту отчуждение своей ментальной модели во внешнюю среду в виде определенного информационного объекта. За счет активного участия всех агентов в ее актуализации можно считать, что данный информационный объект фактически является комбинацией ментальных моделей членов данного сообщества (малой группы). Назовем такого рода объект "информационным образом среды" существования данного сообщества.

Для процесса координации на базе прямых связей между агентами характерно, что они "обсуждают" свои действия между собой, "договариваются" о взаимоприемлемых действиях и затем "координируют" свою совместную деятельность, по которой была достигнута договоренность. С учетом гипотезы о существовании информационного образа среды этот процесс координации может быть уточнен: агенты отчуждают в данный информационный образ свои предложения по поводу новых вариантов деятельности и перекомбинаций связей. Совокупность таких предложений составляет область выбора каждого агента системы. Агенты оценивают приемлемость существующих предложений и вносят свои, которые также оцениваются остальными агентами. Если сообщество агентов зафиксировала в своей области выбора взаимоприемлемый вариант, то он переходит на стадию реализации, а установленные между агентами связи используются для текущей координации деятельности.

Таким образом, в общинной экономике прямых равноправных связей существует как бы два подпространства опосредующих различные виды деятельности агентов:

Агенты создают в информационном пространстве образ нового материального пространства и затем перестраивают последнее в соответствии с этим образом. В этом есть определенная цикличность: информационные образы новых связей и видов деятельности, рождающиеся во втором подпространстве, частично материализуются в структуре первого, меняя его текущее состояние; с другой стороны, новое состояние первого пространства становится базисом для генерации новых состояний и информационных образов, заполняющих второе пространство.

Соответственно этим пространствам, связи агентов также могут быть разделены на два вида: первый вид - связи для обмена ресурсами, второй вид - для обмена информацией.

Заключение

Есть оценки, что в результате наблюдаемой в настоящее время высокой интенсивность четырех основных процессов, формирующих сетевую экономику, в ближайшие 10 лет почти 90% бизнес-организаций в экономически развитых странах будут использовать в своей деятельности Интернет-технологии и сетевые формы управления. Следовательно, в той или иной степени все они станут участниками сетевой экономики, а ее особенности и возможности будут иметь для основной части бизнеса достаточно большой интерес.

Из рассмотренных примеров инноваций для функционирования общеэкономических структур и институтов (электронная коммерция, цифровые финансы и телеработа) видно, что Интернет-технологии, также, дают им новые возможности развития. По своей природе эти изменения будут иметь децентрализованный и конкурентный характер.

Все это означает появление как позитивных, так и негативных моментов. Можно ожидать, что в ближайшем будущем для основной массы населения в странах с доминирующей сетевой экономикой жизнь станет дешевле и будет давать больше возможностей для самореализации людей. С другой стороны, конкуренция станет жестче и потребует дополнительных усилий для освоения новых принципов выживания в сетевой экономике. Следует, также, ожидать появления нового фактора социально-экономического неравенства: те, кто имеют лучший доступ к сети и лучше адаптированы к ее особенностям, будут иметь преимущества над остальными.

Наступление сетевой экономики выглядит как неизбежность, поскольку в своей "экологической нише" она выглядит более эффективной, чем другие известные формы управления. Однако, возможные социальные потери в процессе ее расширения можно предвидеть (а может быть и уменьшить) за счет дальнейшего исследования ее свойств и моделирования возможных последствий ее развития.

Вернемся к определению сетевой экономики, варианты которого были приведены в самом начале данного текста. Так как, практически любая экономическая организация может считаться сетевой структурой, то использование термина "сетевая" для обозначения зарождающейся новой формы экономического порядка является не совсем точным. В последних параграфах мы пытались доказать, что формирование и развитие сетевой экономики может быть представлено как глобализация параметров экономики общинного вида до масштабов крупных международных корпораций, национальных экономик и т.п. С точки зрения рассмотренных выше особенностей общинной формы в сравнении с рыночной и иерархическими формами управления термин "сетевая экономика" мог бы быть заменен на "общинная экономика", или в более современных терминах на "экономика прямых равноправных связей" (ЭПРС).

С точки зрения экономики как науки анализируемые процессы и тенденции означают появление ряда новых моментов:

1. В привычный набор форм управления, традиционно состоящий из рыночного и иерархического способов координации деятельности, добавляется новая форма. Будем в более точных терминах называть ее "форма управления ЭПРС". Задача исследователей - проработать детали механизма функционирования этой формы на базе современных технических и организационных средств и подготовить ее, таким образом, к широкому практическому использованию в организационном и институциональном дизайне.

2. Во многих случаях требуется включение в теоретические конструкции экономической науки ранее исключаемого из рассмотрения фактора ненулевой и в общем случае не однородной информационной проницаемости экономической среды. Одним из следствий учета этого фактора является возможность объяснения применимости той или иной формы управления в зависимости от времени распространения информации в управляемой системе и от скорости изменений состояния системы. Предварительный анализ показал, что рыночная форма лучше работает в среде с низкой информационной проницаемостью, связанной с большим временем распространения информации и/или высокой скоростью изменений состояний системы. Однако, рыночная форма не является столь эффективной и гибкой когда информационная проницаемость среды в управляемой системе - на среднем уровне или высокая. Иерархическая форма занимает нишу в среде со средним уровнем проницаемости, а форма ЭПРС лучше других двух обслуживает координацию деятельности в среде с высокой проницаемостью.

3. Образ экономического пространства, заполненного различными формами управления и координации деятельности агентов в зависимости от степени их информационной "удаленности" друг от друга наводит на размышление о возможности построения единой модели механизма координации в экономической системе, частными случаями которого будут рыночная, иерархическая, ЭПРС и, возможно, другие формы управления. Очевидно, что для построения единой модели необходимо выделить механизм координации в теоретически чистом виде, адаптация которого к различным параметрам состояния экономической системы должна давать реально наблюдаемые формы управления. Логично предположить, что такого рода адаптации чистого механизма должны характеризоваться худшими показателями работы по сравнению с исходным теоретическим вариантом. В связи с этим, резонно поставить вопрос и об измерении эффективности работы механизма координации, для которого может существовать теоретически рассчитанный максимум и практически достижимые значения. Анализируемые три формы механизма координации, в этом случае, должны иметь разные КПД, где рыночная форма будет иметь, скорее всего, минимальный КПД, а ЭПРС - максимальный.

4. Аппаратом для моделирования и инструментом исследования ЭПРС может стать "агентный подход к моделированию экономики" (agent-based computational economics), который ориентирован на исследование систем, "состоящих из множества распределенных звеньев, действующих параллельно без глобального контроля, ответственного за поведение этих звеньев" (см. [41]). Главная особенность этого подхода - исследование того, как экономический порядок и регулярность возникают из повторяющихся локальных взаимодействий автономных агентов, регулируемых, главным образом, параметрами среды жизнедеятельности. В его рамки, на наш взгляд, хорошо укладывается децентрализованная экономическая деятельность равноправных агентов, координируемая посредством информационной имитации ими своих действий с помощью информационной модели среды их существования.

5. Задача оптимального размещения ограниченных и редких ресурсов в экономической системе в рамках ЭПРС должна быть переосмыслена как задача оптимального размещения агентов в системе общественного разделения труда.

Литература

1. Status Report on European Telework: Telework 1997, European Commission Report, 1997, http://www.eto.org.uk/twork/tw97eto/

2. Цвылев Р.И., Постиндустриальное развития. Уроки для России., М.: Наука, 1996, 206 с.

3. Оценка перспектив электронной коммерции (в мире), РОЦИТ, 1998, http://win.www.rocit.ru/rocit/nualtd11.htm

4. Kevin Kelly, New Rules for the New Economy, WIRED September, 1997, http://www.wired.com/wired/5.09/newrules.html

5. Encyclopedia of the New Economy, WIRED May, 1998, http://www.hotwired.com/special/ene/

6. J. Bradford De Long, A. Michael Froomkin, The Next Economy. April 1997, http://www.law.miami.edu/~froomkin/articles/newecon.htm

7. Michael Mazerov, Iris J. Lav, A Federal “Moratorium” on Internet Commerce Taxes Would Erode State and Local Revenues and Shift Burdens to Lower-Income Households. Center on Budget and Policy Priorities, May, 1998, http://www.cbpp.org/512webtax.htm

8. NUA Ltd. Http://www.nua.ie/

9. Forrester Report: Business Trade & Technology Strategies, July 1997; Forrester Report, People & Technology Strategies, October 1997. См. на http://www.forrester.com.

10. С.И. Паринов, Масштабы и размеры экономики в Интернет, 1997 г. http://rvles.ieie.nsc.ru/parinov/in-scal.htm)

11. Всемирная торговая организация, http://www.wto.org/

12. Fifth Framework Programme, European Commission, 1998, http://www.eto.org.uk/fp5/

13. G7 Conference: A Global Marketplace for Small and Medium-Sized Enterprises Bonn, Germany, 7th-9th April 1997, http://www.eto.org.uk/ttrade/g7-bonn/index.htm

14. С.И. Паринов, Основные Интернет-технологии, 1997, http://rvles.ieie.nsc.ru/parinov/in-tech.htm

15. Autonomous Agents, http://www.isi.edu/isd/AA97/related-sites.html

16. Computer-Supported Cooperative Work, http://www.usabilityfirst.com/cscw.html

17. Электронная коммерция набирает обороты, РОЦИТ, 1998, http://win.www.rocit.ru/rocit/infoworld.htm

18. Телеработа и Теледоступ : Общие понятия и определения, ETO, 1997, http://ieie.nsc.ru/~eto/faq/faq02-r.htm

19. Tatsuo Tanaka, Possible Economic Consequences of Digital Cash, First Monday Electronic Magazine, http://www.firstmonday.dk/issues/issue2/digital_cash/

20. Дж. Браччи, Новые формы занятости и информационные технологии, Вопросы экономики, №2, 1998

21. С.И. Паринов, Обзор социально-экономических приложений Интернет-технологий, 1997, http://rvles.ieie.nsc.ru/parinov/in-pril.htm

22. Erik Brynjolfsson, Shinkyu Yang. Information Technology and Productivity: A Review of the Literature, February 1996, MIT Sloan School of Management, Cambridge, Massachusetts. http://ccs.mit.edu/CCSWP202/index.html

23. Российская Виртуальная Лаборатория для Экономистов и Социологов, 1997, http://rvles.ieie.nsc.ru/

24. Экономика в новом информационном пространстве, РВЛЭС, 1997, http://rvles.ieie.nsc.ru/parinov/

25. Николай Чувахин, Новости с переднего края, http://www.ipclub.ru/press/internet-news/

26. Пол Хейне, Экономический образ мышления, Дело, 1992

27. А. Ноув, Какой должна быть экономическая теория переходного периода, Вопросы экономики, 3, 1993

28. П. Ордешук, Эволюция политической теории Запада и проблемы институционального дизайна, Вопросы философии, 3, 1994, - 13 с.

29. Douglass C. North, Economic Performance Through Time, The American Economic Review, June 1994, No. 3, - 10 p.

30. Second International Harvard Conference on Internet & Society, May, 1998, http://www.events.broadcast.com/edu/harvard/conference/

31. NUA публикует годовые оценки количества пользователей Интернет, апрель 1998, http://win.www.rocit.ru/rocit/growing.htm

32. Discussions, European Telework Online, http://www.eto.org.uk/discuss/discuss.htm

33. Jack M. Nilles, California Telecommuting Pilot Project, 1990, http://www.dpa.ca.gov/jobsnpay/telework/summary/finexsu3.htm#E9E3

34. Massachusetts Telecommuting Initiative, http://www.magnet.state.ma.us/doer/programs/trans/telecomm.htm

35. European Information Technology Observatory, http://www.eto.org.uk/etd/media/releases/pr024.htm

36. Telecommute America!, http://www.att.com/press/0797/970702.bsa.html#facts

37. International Trade Secretariat FIET,1996, http://www.eclipse.co.uk/pens/bibby/textpt4.html

38. The Emerging Digital Economy, http://www.ecommerce.gov/emerging.htm

39. Joel M. Podolny, Karen L. Page, Network Forms of Organization, Annual Review of Sociology, 1998, forthcoming

40. Телеторговля, ЕТО, 1997 г., http://ieie.nsc.ru/~eto/ttrade/index.htm

41. Сергей Паринов, Компьютерные эксперименты на базе подхода "Agent-Based Simulation", 1998, http://rvles.ieie.nsc.ru/parinov/ag-based.htm

42. Network Wizards Internet Domain Survey, http://nw.com/zone/WWW/top.html

43. European Telework Online, http://www.eto.org.uk/

44. Nicolas Negroponte, Being Digital, Hodder and Stoughton, London and Alfred Knopf, New York, 1995, аннотацию на книгу см. на http://www.lamp.ac.uk/~ewan/reviews/negroponte.html

45. Платежные системы Internet, http://www.emoney.ru/

46. Рональд Коуз. Фирма, рынок и право. М. Дело ЛТД, 1993